В 2021 году в России был задержан бывший руководитель одного из известных российских общественных движений. Основанием стало обвинение в участии в деятельности нежелательной иностранной организации. Подтверждений этого обвинения у следователя не было, поэтому он заказал политологическую экспертизу группе сотрудников одного из государственных университетов. Авторы этой комиссионной экспертизы подтвердили все догадки следователя: обвиняемый якобы вел деятельность от имени иностранной организации, публиковал статьи для достижения целей этой организации, и так далее. Готовность российских экспертов из бюджетных организаций соглашаться со следствием не является секретом. Особенность этого случая состояла в том, что экспертное заключение было главным основанием для обвинения.

Адвокат задержанного обратился ко мне с предложением сделать рецензию на экспертное заключение. В соответствие с законодательством РФ адвокат по своей инициативе и без одобрения судьи может представить в суд только заключение специалиста. Поэтому я сделал экспертизу-рецензию в формате заключения специалиста.

Адвокат попросил меня ответить на один вопрос: «Отвечает ли современным методам политической науки заключение комиссионной политологической экспертизы?». Мне нужно было выбрать для рецензии такие аспекты, которые бы наиболее убедительно разоблачали низкую компетентность и необъективность экспертов. Я выбрал три наиболее важных аспекта:

  1. Использовали ли авторы экспертизы заявленный ими метод исследования?
  2. Соблюдены ли в экспертном заключении требования к использованию методов политологического исследования?
  3. Есть ли в экспертном заключении искажения информации, которые повлияли на выводы этой экспертизы?

Государственные эксперты написали, что они используют метод системного анализа. Но они даже не знали, что это такое. У системного анализа есть несколько признаков, которые позволяют без ошибок отделить этот метод от других. Например, при использовании этого метода обязательно применяются термины теории систем. Например, слова «система», «элементы системы» и другие. Ни один из этих терминов авторы экспертизы не использовали. Не говоря уже о том, что они не применяли количественные методы исследования. Еще интереснее то, что системный анализ – это прикладное направление теории систем. То есть системный анализ объединяет множество различных методов. Авторы экспертизы называют системный анализ методом и этим показывают: они ничего не знают о нем. Как и о том, что такое научный метод исследования.

Все методики современного политологического исследования предполагают требования к стандарту доказывания. Любые выводы политолога должны быть подтверждены. Эксперт может делать выводы на основе специальных знаний, но эти выводы не должны противоречить надежно подтвержденным фактам. Однако, авторы экспертизы явно противоречили надежно установленному факту. А именно, зарубежная организация, которой якобы руководил обвиняемый, никогда не существовала. Эту организацию никто никогда не создавал и не регистрировал. Как же возник этот призрак? Ответ оказался простым. Министерство юстиции РФ включило в Перечень иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории Российской Федерации перевод на английский язык названия российской организации. Это выглядит глупо, но это – факт.

Авторы экспертизы утверждают, что несуществующая иностранная организация «нацелена на изменение основ конституционного строя РФ». Но конституционный строй – это несколько характеристик, и все они названы в первой главе Конституции РФ. Например, республиканская форма правления. А также верховенство Конституции РФ и федеральных законов на всей территории страны, право субъектов Федерации на собственное законодательство и несколько других. В экспертизе не было ни одного подтверждения того, что пресловутая иностранная организация планирует ликвидировать республику и установить в России монархию. Отсутствовали также подтверждения намерений изменить любую другую основу конституционного строя… Безусловно, это и есть искажение информации. То есть такая интерпретация информации, которая приводят к неправильным выводам.

Таким образом, авторы экспертного заключения:

  1. Не использовали заявленный ими метод системного анализа и даже не понимали, что такое системный анализ.
  2. Не соблюдали требования к использованию методов политологического исследования.
  3. Искажали информацию, чтобы сформулировать нужные следствию выводы.

Необъективная экспертиза была нужна следствию, чтобы обвинить человека, несмотря на отсутствие состава преступления. Фактически, эксперты фальсифицировали выводы экспертного заключения.

Цель следствия была явно политической. Она состояла в том, чтобы прекратить публичную деятельность оппозиционного общественного деятеля.

Этот пример подтверждает простую истину – эксперт должен быть компетентным и объективным. Если он некомпетентен, его разоблачат настоящие эксперты. То же самое произойдет, если он необъективен.