Самый простой способ понять, почему и как власти разных стран ведут политически мотивированное преследование людей, – рассказать истории этих людей. Я не буду называть в этих историях имена и фамилии, а иногда – информацию о странах. Но все обстоятельства этих дел – подлинные.

В начале ноября 2022 года я направил экспертное заключение адвокату в Кыргызстан. Адвокат защищает женщину-юриста и правозащитника. Арестовали этого известного в Кыргызской Республике человека только за то, что она вошла в состав общественного комитета. Задержали до суда также всех остальных членов этого комитета, около трех десятков человек. Возникает вопрос: чем же таким ужасным занимались эти люди?

Эта история началась с демаркации границы между Кыргызстаном и Узбекистаном. В советское время границы не имели большого значения. Их определяли очень приблизительно. Настало время установить точные границы, и возникли проблемы. На границе между этими странами есть большое водохранилище. Кыргызы называют его Кемпир-Абадским, узбеки – Андижанским. Когда его строили в советское время в интересах сельского хозяйства Узбекистана, затопили земли Кыргызстана. Плотину и электростанцию после распада СССР контролировал Узбекистан. А кому принадлежит поверхность водохранилища, не имело большого значения. В ходе демаркации власти двух стран договорились, что водохранилище тоже будет принадлежать Узбекистану. Основанием для этого стали документы советского периода о передаче части земель Узбекистана в качестве компенсации Кыргызстану за затопленные территории.

Началась подготовка к официальному закреплению новой границы. Главной проблемой было то, что этот процесс власть решила сделать тайным. Комитеты Парламента Кыргызстана рассматривали проект решения за закрытыми дверями. Президент республики публично заявил, что он не может раскрыть никаких деталей соглашения.

Земля в этом регионе – большая ценность. Ее остро не хватает. Поэтому тайный характер подготовки решения вызвал возмущение жителей кыргызских районов, прилегающих к водохранилищу. Они провели несколько митингов и собраний. На одном из этих собраний был создан общественный комитет по защите Кемпир-Абадского водохранилища. Члены комитета успели только поставить свои подписи под решением о создании этого комитета. Вскоре их арестовали.

Всех задержанных обвинили в подготовке к совершению преступления, а именно к «организации массовых беспорядков». При этом:

  1. После задержания следователи не дали адвокатам постановление о возбуждении уголовного дела. Вероятно, решение о задержании принимали в спешке. Постановление просто не успели изготовить. Даже через две недели после задержания постановления все еще не было. Единственный документ следствия, который я исследовал при подготовке экспертизы – постановление о проведении обыска «в случае, не терпящем отлагательства».  
  2. Следователи не привели никаких доказательств того, что члены комитета готовили массовые беспорядки. До ареста эти люди вели исключительно мирную деятельность.
  3. Квалификация преступления как «подготовка к совершению» говорит о том, что преступление не было совершено. Обвинение в подготовке требует особо убедительных доказательств, которые не были предоставлены.
  4. После задержания с задержанными не проводили никаких следственных действий. Не было допросов, очных ставок и других действий. Люди просто находились в камерах следственного изолятора.

В чем в этом деле политическая мотивация власти?

В Руководстве по определению понятия «политический заключенный», которое использует правозащитная организация «Мемориал» (организация является лауреатом Нобелевской премии мира 2022 года), под политическими мотивами уголовного преследования понимаются неприемлемые в демократическом обществе действия или бездействие правоохранительных и судебных органов, иных субъектов властных полномочий, направленные на достижение хотя бы одной из следующих целей: a) упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий; b) недобровольное прекращение или изменение характера чьей-либо публичной деятельности.

Такое понимание политической мотивации уголовного преследования основано на Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1900 (2012). Кыргызстан не является членом Совета Европы, но обязан соблюдать Международный пакт о гражданских и политических правах, который также запрещает политически мотивированное преследование.

В нашем деле очевидный политический мотив – прекратить публичную деятельность членов комитета по защите водохранилища. Это сделали самым грубым способом, просто арестовали этих людей. Очевидно, власти Кыргызстана боялись продолжения их деятельности. Президент Кыргызской Республики заявил в интервью, что «Им нужно во что бы то ни стало создать конфликт, разделить народ. Но мы не дадим этого сделать. Пользуясь демократией, они перебарщивают». Тайное решение о передаче водохранилища могло привести к социальному взрыву. Такие события в Кыргызстане регулярно, примерно раз в десять лет, заканчиваются сменой власти. Действующий президент хорошо знает, как это бывает. Он сам оказался у власти из камеры следственного изолятора.

Наличие политического мотива в действиях власти нужно было доказать. Я использовал для этого не только факты, непосредственно связанные с уголовным делом, но также анализ политического контекста Кыргызской Республики. Власти этой страны в течение недавнего времени уже не первый раз лишали людей свободы по политическим мотивам. Например, международная правозащитная организация Human Rights Watch сделала в апреле этого года заявление, в котором указала, что власти Кыргызстана усилили преследование журналистов и независимых средств массовой информации. Данный вывод подтверждают несколько уголовных расследований в отношении деятельности СМИ и журналистов в последние месяцы.

Это экспертное заключение было достаточно простым, потому что мотивы власти лежали на поверхности. Кроме того, исполнители указания о задержании действовали примитивно. Как правило, политически мотивированное преследование осуществляется более изощренно. Особенно в случаях, когда человека обвиняют в экономических преступлениях.

Дело кыргызской юристки не закончено. Она и другие люди все еще находятся под стражей. Я надеюсь уже скоро рассказать о завершении дела.

На фото: Кемпир-Абадское водохранилище