Гражданин России разместил в социальной сети на своей странице несколько текстов и фотографий о военных преступлениях российской армии в Украине. Следователь Следственного комитета возбудил уголовное дело по недавно вступившей в силу статье Уголовного кодекса 207.3 «Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации, исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий».

Следователь заказал лингвистическую экспертизу. Эксперт написал, что в текстах обвиняемого «были выявлены высказывания, содержащие приписывание целенаправленно враждебных, насильственных действий Вооруженным силам Российской Федерации (в том числе Верховному главнокомандующему Вооруженными силами Российской Федерации В.В. Путину)… приписывание Вооруженным силам РФ военных преступлений…». Однако, эксперт не сделал прямого вывода о том, что этот человек распространил заведомо ложную информацию.

Адвокат попросил меня дать ответы на три вопроса: «Является ли информация, которую распространил обвиняемый, заведомо ложной?», «Обоснован ли в заключении эксперта, которую этот эксперт подготовил по поручению следователя, заведомо ложный характер информации?», «Присутствуют ли в уголовном преследовании обвиняемого признаки политической мотивированности?».

Основным тезисом моей экспертизы по первому вопросу был следующий: заведомо ложной является информация, которая не соответствует действительности, а не какой-либо другой информации. Человек может распространять информацию, которая не соответствует информации органов власти, должностных лиц, журналистов и других людей. Такое несоответствие не делает информацию заведомо ложной. Несоответствие действительности не является очевидным, его необходимо доказать. Для такого доказательства необходимо убедительно подтвердить, что в действительности происходили другие события. Но в нашем случае следователь лишь указал, что распространенная обвиняемым информация не соответствует информации Министерства обороны России.

По второму вопросу я указал, что лингвистическая экспертиза не может обосновать ложность какой-либо информации. Такая задача выходит за рамки лингвистики как науки. Эксперт-лингвист не имеет права делать определенный вывод о заведомой ложности какой-либо информации.

По третьему вопросу я заявил, что это уголовное дело, вне всяких сомнений, является политически мотивированным. Все известные нам политические мотивы сводятся к следующим: удержание власти и усиление власти, а также недобровольное прекращение публичной деятельности человека. Следователь написал в обвинительном заключении, что обвиняемый распространил информацию «в целях подрыва авторитета, доверия и уважения, а также формирования негативного отношения к Вооруженным силам Российской Федерации и органам государственной власти в целом». Распространение гражданами информации о деятельности власти является частью нормального политического процесса. Эта информация может соответствовать действительности или быть ложной, она может содержать негативные или позитивные оценки власти. Само по себе распространение информации не может быть основанием для преследования гражданина органами власти. Ограничения права на распространение информации предусмотрено п. 3 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах. Такие ограничения должны быть установлены законом, и они должны быть необходимыми: для уважения прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.  

Статья 207.3 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за действия, которые не имеют отношения к правам и репутации других лиц, к охране государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. Данная статья предусматривает ответственность за распространение информации, наносящей ущерб власти и ее представителям, что влечет за собой последствия в виде утраты власти или ее ослабления. Это важно, потому что дает возможность сделать следующий вывод: политическая мотивация предусмотрена самим составом статьи 207.3 УК РФ. Применение к любому человеку данной статьи делает его уголовное преследование политически мотивированным без каких-либо дополнительных обоснований. Преследование по этой статье направлено на удержание и упрочение власти людьми, которые в настоящее время находятся у власти в РФ.

Дополнительным основанием для признания этого уголовного преследования политически мотивированным является очевидно несправедливое разбирательство действий обвиняемого. Доказательства вины отсутствуют в постановлении следователя о привлечении человека в качестве обвиняемого, а также в заключении эксперта. Несмотря на отсутствие доказательств заведомой ложности (несоответствия действительности) информации, уголовное преследование человека до настоящего времени не прекращено.

На фото: Здание детского сада в Макарове Киевской области. Я сделал это фото в начале апреля 2022 года.